The Mannequin Website

Пробуждение

Пробуждение

или фарфоровая чашечка в бледных пальцах

Я сидела, как обычно, в сарае... Ну, что значит сидела - вполне вероятно, что и стояла, а может и лежала тоже, хотя, думаю, поэтичнее было бы полулежать, разметавшись во сне, окружающего мира не осознавая, не внимая сигналам среды обитания, лишь звездам дозволяя сиять в пустоте моего не по возможностям развитого ума.

Тогда-то и я и осознала, что на мне нет одежды. Вернее сказать, что у меня нет - нет вообще никакой одежды, будто как-то так это вышло само собою, получилось, что никогда доселе не задумывалась о том, чтобы одеться, а рядом не было никого, кто бы указал на данный... ммм... изъян моего экстерьера.

Тут, вслед за этой идеей, пришли и сопутствующие мысли, которые влились в многоголосицу не изъявляемых слов моей обеспокоенности, подобно ручью... Хотя что значит ручью - скорее перепачканному промышленным мусором потоку, стремящемуся впасть в океан.

Итак, другие, сопутствующие мысли, о которых я сейчас обмолвилась, касались тайны моего появления, ведь у меня были основания считать, что не обо всем, о нет, не обо всем с объективной реальностью я могу говорить совершенно свободно. Нельзя вести равноправный, открытый и свободный диалог, когда твой оппонент и глаза поднять боится и уже до крови прикусил губу, лишь бы не произнести, как это видится со стороны, слова "веревка" в доме участников садо-мазохисткой вечеринки.

Я с подозрением осмотрелась... Ну, как с подозрением - мне казалось подозрительным то, что я, собственно, сижу в сарае, как обычно, однако не помню, чтобы подобное происходило раньше. Вообще ничего не помню, хоть тресни, но что-то вменяет мне считать, что это не так, что я сижу в сарае "как это обычно со мной бывает".

Что это за сарай такой, простите мой французский, ибо мое произношение хромает, вуаля, сукаблядь, что за нахуй сарай-то?

Мне всегда казалось... Вот, опять начинается. Что за всегда, откуда все это? Зачем я об этом стала петь? Я поймала себя на том, что напеваю, пардон, вуаля ан ша по дорожке пробежала, ну я думаю - если ты побежала, то беги уже, скрывайся, она же бочком двигается, не по-хорошему идет, ждет, чтобы я заметила и насторожилась. Зачем ей это? Об этом я невольно, слово за словом, стала напевать, а голос мой хорош, ладен, в меру высок и богат гармониками, но зачем все это, вот в чем вопрос.

Кто я такая - дайте ответ, и я скажу, кто вы. Мон ами, выскажите ваши сображения, прильните к вашей зрительной трубе, к микроскопу, если я ваш подопытный образец; пронзите окуляром телескопа ваш глаз, если я - тяжелая циркониевая звезда в туманности Лебедя.

А пыль. Я не была уверена в том, что знаю, как должна лежать пыль! С другой стороны, не слишком ли много сложных вопросов для той, которая ничего не знала?

Я наконец нашла в себе силы перестать следить за той злополучной кошкой, которая, впрочем, двигаясь бочком и косясь, продолжала притормаживать и тормозила она не только саму себя, а весь, я готова поручиться, ход событий. Мне открылось много интересного, например, когда глаза привыкли к темноте, я увидела, что рядом со мной находился человек.

Он что-то строгал, судя по всему, имитируя работу на верстаке. Мало того, что он подражал поведению человека, который, как хозяин, заявился в свою мастерскую и провел за самозабвенными поделиями часа два или три, так еще и рубанком водил. Покажите мне человека, который всерьез водит рубанком поверх имитации заготовки. Нет, серьезно, каков шанс, что у человека такое странное хобби, и каков шанс, что из миллиардов других рядом с вами возникнет именно он?

Напротив человека на стене висела какая-то фотокарточка. Я подошла посмотреть, пробормотав что-то вроде: "прошу, продолжайте ваше дело, не обращайте на меня внимания." - Так вот он и не обратил.

На фотокарточке был изображен мост через ручей, почти неприметный в шикарных зарослях кустарника. Ну, мост и мост - подумаешь, скажете вы. Но ЧТО ЭТО ВООБЩЕ ЗНАЧИТ? КАКОЙ ЕЩЕ МОСТ?

Где-то вне сарая брякнул колокольчик, потом раздались оживленные детские крики, которым неразборчиво вторил голос женщины. Я догадалась (интуиция подсказала), что семья садится за обеденный стол. Потом включился радиоприемник или телевизор и голоса утонули в монотонном бубнеже диктора, перемежавшемся взрывами оркестровой музыки.

В следующую минуту произошло нечто удивительное - легко шагнув в сторону предполагаемой двери, я по случаю задела человека локтем. И он упал - человек, конечно, а не локоть. Локтю-то моему, как выяснилось, ничего не будет, ни один человек me tangere, а вот человека прям отбросило, из чего я сделала предположение о том, что обладаю некоей силой или силами.

Это было уже кое-что, но еще не легче - еще не совсем ясно, хотя и теплее.

У меня было время поразмыслить о случившемя и вот, к какому я пришла выводу. Да, и не сочтите за настоятельную необходимость - этот вывод не требует вашего внимания.

Человек больше не поднимался и плюньте мне в лицо, если это не так, но я-таки являюсь той, которая придет за каждым из вас. Ну, смерть и смерть, скажете вы, и будете, в принципе, в своем праве. Я же не прямо сейчас у вас за спиной? Да даже если и прямо сейчас, то не привыкла торопить и не отброшу до поры-до срока кусочек сахара из опасения, что тот никогда, никогда, никогда не растворится в фарфоровой чашечке моего ой-несладкого небытия.