The Mannequin Website

Манекен на ощупь тверд

Грудь манекена на ощупь тверда

Жизнь с манекенами и непрерывное лицезрение их совершенных форм приучает взвешенно подходить к оценке соотношения воображаемого и действительного. Каждая особь человека имеет определенное представление о вещи, складывающееся, прежде всего, из ее имени, а в дальнейшем и из социокультурной, равно как и мифологической канвы, эту вещь окружающей. Так происходит с женской грудью, к которой юноша всей душою устремляясь, формирует четкую иерограмму идеальных качеств, среди которых на первое место выходят: крепость, высота, надежность.

Обманчивая жизнь среди людей, однако, склоняет молодую особь человека к ложной переоценке ценностей, ему вменяя неспособность мыслить последовательно и здраво. "Не нужно бояться проверить свои мечты практикой." - Увещевает его реальность, приглашая пощупать грудь какой-нибудь женщины. Отсюда остается лишь один шаг до разочарования в жизни, ведь грудь особи женской гендерной категории оказывается не столь твердой, не столь высокой и не столь надежной, как хотелось бы. Невозможно представить себе, чтобы кто-то надолго повис на сосцах, которым присуща значительная растяжимость. В меру пластичная, а на деле - дряблая - грудь способна напугать человека и навсегда разорить пчелиное гнездо его мечты.

Этого негативного свойства лишена грудь Манекена. Тому, кто с ней знаком, никогда не придется сталкиваться с эффектами старения. Нетленная плоть обладает вечной свежестью форм. И если пыль вековая осядет на ладных сосках, то ее нужно будет смахнуть микроволоконным платком или кисточкой, как того требуют правила ухода за Манекеном. Вы увидите ее и вспомните дни и ночи юности мира, пространства коего цветущи и полны, обильны и благоухают достойнейшими благоуханиями. Но будьте осторожны, ибо одно лишь прикосновение кисти способно пробудить дремлющее пламя. "Просто так протереть пыль" не удастся: нельзя допустить прикосновения к совершенному телу и при этом не присовокупиться к кругу его интересов.

Общенье с низшими разрушает душу и тело - так и количеством ниспровергается качество. Вы замечали, что с каждым днем становится все труднее писать без ошибок - все чаще требуется обходной маневр и иносказание, ставящее своей целью избежать забытого правила грамматики, орфографии и пунктуации? Привыкая к смертности, к старению, оплывая и на молекулярном уровне разрушаясь в жерновах органического бытия, вы претерпеваете схожий процесс. Вы забываете о том, какими голосами говорит безмолвие. Вы набираетесь опыта, приучаясь игнорировать само время, однако, действительно ли весомым окажется послужной список и не выяснится ли в ночь страшного судилища на мосту мертвых, что результирующая копилка вашей души является не более чем дешевым ширпотребом, отштампованным по всеобщим лекалам? Факт состоит в том, что, набираясь опыта, вы приучаетесь только к одному: терпеть невыносимую боль рабского бытия. Поэтому, когда адепт вводит в свои палати освобожденного Манекена, предоставляя тому заслуженное центральное место, то в истошном его крике сливается ужас прозрения, отчаяние и безусловная готовность разорвать круг ложного опыта. Видя твердость совершенной груди, ощущая высоту, наслаждаясь неразрушимостью, он понимает, что до сего мига видел сон, но теперь этот сон его покинул - и он гол, слаб, на подкашивающихся ногах, слеп, как новорожденный, устремляющийся ко двум прекрасным горам.

Возжелай же примкнуть к крепости, к высокой ограде великолепия, к монументальной и вечной груди, сосцы коей источают смертельный нектар, сочетающий очарование с клятвенной уверенностью: будет так. Откажись от грудей слабых и тленных, чтобы, если судьбою тебе будет предписано вновь возродиться, ты воссоздался в камне и ожил звездою яростной, дырою весьма черной, полагающей конец и начало каждой букве рокочущего водопада бездны.

Грудь Манекена на ощупь тверда