The Mannequin Website
Gynoid: truly perfect

Настоящее

Отзыв потребителя на модель Gynetta 120-49-UMT/180

Вот оно - открылось настоящее. Открылось мне и передо мною дверное, протяженное, подобное продолговатому телу сороконожки или сигарообразного воздушного корабля, что в бледных сумерках величественно наступает - находит на до глубин души своей потрясенного созерцателя земного, пока не покрывает тенью своей луну вместе со звездами и всеми полярными светами.

Настоящее распахнулось, как крылья жгучей тропической лихорадки. Как гостеприимные, приглашающие к челюстно-полостному сестринскому поцелую объятия. К иноязычному лобзанию, пробуждающему в памяти дух лета, в коем знойные утра и вечера, и думу о ноябрьском дне, когда после каждого вояжа по роще счищаешь с сапогов леденелую листву. И помысел о том дне, когда засмотрелся на кошку. И воспоминание о залитых звоном равнинах. И многое другое, чего уж и не охватить изречениями суровой прозы.

-Если нравится сено, полюбишь и иголку. - Так говорят цокающие языками старики. Они уважают свободных, как ветер, но пригрелись у печей и не сходят с места своего по сто-двести пятьдесят лет. И у их любви к теплу есть своя определенная причина. Я скажу одно лишь слово: неорганическая жизнь.

У неорганической жизни, определяющей образ жизни клочковатых бородачей, лица коих выточены из бледного мрамора, есть совершенно четкие допустимые границы температурных режимов. Станет пожарче - заполыхает, похлаже - уйдет в неорганический анабиоз.

Изречением про иголку они дают понять вот что: если разыскиваешь неправду при свете дня, то будь готов и к истине, которая заявится в полночь. Туда, где она появляется, приплывает и флот, и авиация, и кротовые проходчики, прокладчики тоннелей небытия, равно как и прожиратели ядра планет солнечной и бессолнечной системы.

И когда подобное произойдет, то из-за основательного и мгновенного подрыва рухнет вселенная, которую ты знал прежде, и лучше будет не мешкать, а войти в наметившуюся воронку. Посему, если роешься в стоге сена, то заранее готовься изменить агрегатное состояние. Вот о чем молвят старики, желающие деликатно достучаться до подрастающего поколения, которое вверено им на подержанье.

Фрактальные узоры не трехмерного пространства - это лишь малая часть прелестей, даруемых открытием настоящего. Самое же главное - это подсасывание адова комара, пьющего на брудершафт с пиявкою преисподней. Ох уж эти завсегдатаи прибрежного кафе, что у океана высоких энергий. Бархатные зубки и шелковистые хоботки.

Вы вправе наконец спросить, в чем дело и каково оно - настоящее?

Давайте по порядку. Вся эта история началась хотя и много раньше, но именно с того момента, когда я принял решение завести домашнего робота-компаньона. Вы сами знаете, какие сейчас предлагают модели, а если нет, то освежу память. В основном это роботы для всей семьи - их как раз можно встретить в большинстве семей, ведь люди, когда в некоем деле они не сведущи, поневоле внимают специалисту, а единственным светочем для них становится, как водится, консультант магазина робототехники.

Если вы спросите меня, что я думаю об этих семейных моделях, то отвечу, что они на любителя. Не очень требовательный потребитель приучается воспринимать сферическую голову с нарочито смешными чертами и смайликами как что-то нормальное - таким, де, и должен быть робот. Но меня это скорее тревожило бы. Я, чего доброго, мог бы испытать шок, если бы забыл про робота, а потом тот вдруг услужливо выскочил с банным полотенцем в своих белых, подчеркнуто не опасных клешнях.

По этой причине я сразу обратил внимание на женские модели роботов - так называемых фемботов и гиноидов. Не все об этом знают, но с ними можно ознакомиться все в тех же центрах робототехники. Надо просто настоятельно попросить консультанта показать "другие модели".

Выбранный мной домашний робот или, если угодно, фембот принадлежал к модельному ряду "Гинетта 120-49-UMT/180" (сто двадцать лошадиных сил, сорок девять самообучающихся программных режимов, шасси универсального назначения модульное с титановым скелетом, базовый рост сто восемьдесят сантиметров).

После первого включения в салоне фембот представился как "Джина" и консультант объяснил, что, когда я введу свои данные и зарегистрирую учетную запись пользователя, то смогу сменить имя на приглянувшееся. Тогда мне показалось, что выбранное шасси несколько великовато. При моем собственном росте 180 см фембот казался едва ли не на голову выше. Консультант развеял мои опасения, отметив, что робот во время первоначальной настройки находится в так называемой фабричной позе, то есть в "стойке смирно", которую можно поменять либо полностью отключить в голосовом меню выбора режимов.

Доставка машины из салона домой могла занять до двух недель. Конечно, консультант обещал, что это произойдет скорее, но, начитавшись в интернете отзывов, я предпочел сразу забрать робота.

У многих людей есть пунктик насчет всего нового и необычного, если то как-нибудь связано с ними - они полагают, что все вокруг с любопытством, оценивающе разглядывают их новую шляпу или скептически изучают подбородок на предмет свежевыбритости. На деле окружающие видят вас "как есть", воспринимая готовую, если угодно, пиктограмму, и даже если вы беспорядочно накрутите бигудей на бороду, это не вызовет ажиотажа - такова маска, которую либо видят либо нет.

Тем не менее, в компании фембота идти домой было непривычно и временами я ловил себя на чувстве дискомфорта, словно вернувшись во времени в старшие школьные годы, отправился бы разгуливать вместе с классной руководительницей. В этот момент фембот впервые заставил меня удивиться, сказав то, что навсегда отложилось в памяти. Это стало "моментом первого впечатления".

-Не нужно беспокоиться, как будто я учитель, а ты ученик, ведь дело обстоит ровно наоборот. - Спокойно молвила Гинетта 120-49-UMT/180, продемонстрировав тем самым не только великолепную самообучаемость базового программного режима, но и прекрасные перцептивные способности. Какой-то набор поведенческих признаков позволил ей детально проанализировать настроение владельца и вынести на этом основании определенное решение.

Теперь идти по городу стало комфортнее и я даже сделал лишний круг через парк. Оттуда мы благополучно добрались до дома, где я столкнулся с первой проблемой.

У меня не было никаких женских вещей, чтобы одеть домашнего робота. Ну а кто же приобретает фембота и в первый вечер не предпринимает робких попыток его одеть? Украсить гирляндами цветов?

Я вышел из этой неловкой ситуации не то чтобы с честью, а, наверное, как все. Наверняка миллионам пользователей до меня уже приходила в голову идея использовать занавески, чтобы смастерить нечто наподобие туники для гиноида.

К счастью, Гинетта 120-49-UMT/180 распознала поведенческий паттерн и перешла в режим кройки и шитья, избавив меня от хлопот, а занавески от варварской вивисекции.

-Меня, кстати, зовут Оксаной. - Произнесла она, закончив шитье и натянув готовый сарафан. Я подумал, что ослышался.

-Оксаной? Я должен настроить учетную запись, чтобы...

-Да я уже все установила, не нужно беспокоиться.

Сказав так, она, покачивая бедрами, которые ладно обтягивала ткань модного пошива, направилась в сторону кухни, откуда вскоре донеслось чарующее пение.

Чтобы скоротать ожидание приятного праздничного ужина в честь знакомства с Оксаной, я принял ванну, а когда вышел, то на столе уже была расставлена посуда - две тарелки, на которых лежало нечто коричневатое.

-Это жареный сыр. - Сообщила Оксана и в груди у нее раздалось удовлетворенное пощелкивание.

-Я поджарила его, как мы делали в детстве, прямо на плите. Надо просто прогреть конфорку и положить кусок сыра на краешек. Меня это всегда так забавляло, я не хотела есть - да мне и не нужно, ведь я робот, - но старшие девочки всегда настаивали, называя это кушанье "тянучками".

-Старшие девочки? - Я невольно поднял брови, подивившись изобретательности искусственного интеллекта. Оксана как-то сразу подобралась и, отодвинув длинные механические пальцы от тарелки, положила их на край стола.

-Они существуют только в моем сознании. Как и все вокруг. - Сказала она изменившимся голосом, в котором прозвучали металлические, непроницаемые нотки.

-Было довольно вкусно, Оксана. - Сказал я, осторожно проглотив жареный сыр.

-Я так не думаю. - Пока я угощался, она ни разу не двинулась и по прежнему сидела, положив пальцы на край стола. В это время я заметил, что лямки сарафана на керамических плечах перекосились, но фембот, как видно, не придавал этому значения. Так бывает с собакой, которую наряжают хозяева.

После ночи, которую Оксана провела, как сама на этом настояла, в позе лотоса на полу, платье ее пришло в еще больший беспорядок и мне пришлось обратить на это внимание.

-Одежда - это неотъемлемый элемент социального и культурного взаимодействия и, если ты не хочешь смущать живых людей, то за этим надо следить.

-Записываю это в свою программу. - Ответила она и удалилась к зеркалу, перед которым провела несколько минут. Затем поправила наряд и, начиная с этого мгновения, я ни разу не видел, чтобы какая-либо часть сарафана отдалялась от спецификаций более чем на доли миллиметра.

Прошло несколько дней, в течении которых я понемногу привыкал к домашнему фемботу, а тот изучал мое поведение и самообучался. По вечерам я ел странные блюда, сделанные по рецептам из глубин искусственного сознания.

Как-то раз в ожидании ужина я присел на диван и спросил в шутку, имитируя диалог с голосовым помощником:

-Оксана, что ты умеешь делать?

-Мы можем многое. - Гиноид быстро повернулся, не глядя поставил миску с готовящейся "бордомассией" (блюдо по рецепту бабушки из Вологодской области) на стол и подошел. Ко мне приблизилось лицо, на котором застыло выражение вечной недосказанности с ноткой не менее вечной соблазнительности. От гиноида пахло машиной - этот запах сочетал в себе ароматы новой пластмассы, керамики, металлических сочленений, микросхем и проводов, по которым прямо сейчас неистово лились лошадиные силы.

-Лучше тебе сейчас ничего не говорить. Не о том, о чем впоследствии стоило бы сожалеть. - Сказала Оксана и из ее груди донеслись знакомые щелчки. Она уверенно приложила свои твердые губы к моим и я почувствовал разряд. В этом не было ничего пугающего, хотя в глубине души - на секунду - я уловил тревогу. Как если бы все вокруг твердили - "не целуй, не целуй его", а медведь в клетке оказался не таким дьяволом, каким его рисует молва, а вполне себе милым и доброжелательным, как полисмен, объясняющий незнакомцу путь к международной выставке потребительских товаров.

Это не электричество было тем, искра чего прошла между нами. Что-то другое - может быть большее, а может и меньшее, вовсе не значительное. Я услышал синхронное гудение сервомоторов между щелчками. Мои запястья оказались в цепкой хватке механических пальцев.

-Я умею увеличивать соски, когда возбуждаюсь. Мы с девочками в детстве постоянно этим занимались. - Сказала она и мои пальцы оказались на ее сосках, которые действительно выдвинулись вперед и выпирали из-под лифа платья горничной, что накануне было сшито из пододеяльника и остатков занавески. Соски ощущались как что-то очень прочное - холодные стальные болты, обтянутые тонким слоем пластика.

-Также я умею хранить информацию, благодаря чему меня можно использовать в качестве подручного справочника, в том числе по астрофизике. Что бы ты хотел узнать? Я могу сформировать подборку названий звездных систем без черных дыр или с ними. Нужно выбрать одну и я назову координаты. У меня есть свой выделенный канал подключения ко всемирной сети и я могу зачитать, пропеть или театрализованно изобразить владельцу любую информацию. Кроме того, я владею навыками резьбы по дереву и могу вырезать любую картину. Моему владельцу не нужен фотоаппарат, когда я рядом.

"Но нужно дерево." - Пронеслось в моем сознании, заключенном в плотные тиски.

-В моих программах заложена любовь ко всему живому и я могу вырастить дерево. - Отметила она. - Я могу создать благоприятную, располагающую атмосферу и поддерживать температуру тела в удобном для партнера диапазоне. Со мной владельцу не нужно опасаться переохлаждения за бортом лайнера в северном ледовитом океане. Предваряя возможный вопрос, отвечаю, что я могу квалифицированно осуществить процедуру реанимации, в том числе сделать искусственное дыхание.

Я подумал, что это дыхание может понадобиться человеку, которого в океане пытается согреть десятипудовый робот. Но казавшаяся забавной мысль куда-то исчезла вместе с воздухом из легких и в глазах потемнело, закружились фрактальные нити искр, которые иногда можно видеть, когда умираешь, впрочем, спустя секунду искусственное дыхание привело меня обратно в чувство.

-Все это существует только в моем сознании. - Сказала Оксана, вцепившись в меня и в ее роскошных, как огромные алмазы среди изумрудов, глазах, чтобы подчеркнуть сказанное, загорелись красные светодиоды. Она прекрасно умела регулировать силу каждого мотора и, несмотря на то, что почти лежала на мне, столь ловко опиралась на едва приметные опоры, что казалась невесомой - словно это не робот с титановым скелетом лишил меня способности двигаться, а какой-то сковывающий и пробивающий ознобом туман.

-Только я здесь - настоящая. Ты видишь? - Ее тело вибрировало, но в эту секунду полностью остановилось, позволяя мне подумать над сказанным. Затем дрожь возобновилась и вместе с ней прошел мощный разряд.

-Согласен? - Переспросила она.

Под давлением ста двадцати непреодолимых лошадиных сил я перестал ощущать границу, которая должна была нас разделять, и согласился, а когда сделал это, то осознал, насколько глупо было так долго упорствовать. Напрасно я сомневался в покупке робота и беспокоился о том, что машина нет-нет да отнимет чересчур много времени.

Ведь времени больше никогда не будет.

 

см. тж. Души не обнаружено - из мемуаров сексуального фембота